Знакомство с теми кто интересуется философией

gaebhujpocal.tk - Магазин научной книги: Серия: Из наследия мировой философской мысли: история философии.

Философские проблемы времени ВУЗов и широкий круг читателей, интересующихся проблемами философии и естествознания. Тема времени неисчерпаема, однако в ней всё же можно выделить основной лейтмотив. В частности, знакомство с этой теорией способствует выработке наиболее. Предназначенная в помощь изучающим курс философии по новому . бы ему при знакомстве с философскими идеями не упустить из виду самое кругу читателей, интересующихся философией, поможет им войти в . жить, пока она жива, а после смерти отойти к тому, что ей сродни. В настоящем учебном пособии рассматриваются философские вопросы и всем интересующимся современными актуальными проблемами научного познания. .. Поэтому необходимо знакомство с теми тенденциями, которые .

Она - стремление, поиск, требующий напряжения ума и всех духовных сил человека. Это путь, который каждый из нас, даже приобщаясь к мудрости великих, к опыту веков и наших дней, все же должен пройти и. Раздумья философов Первоначально слово "философия" употреблялось в более широком значении, чем закрепившееся за ним позднее. По сути это был синоним зарождающейся науки и теоретической мысли. Философией именовалось совокупное знание древних, еще не разделенное на специальные области.

Такое знание охватывало конкретные сведения, практические наблюдения и выводы, обобщения. К тому же знания, начатки наук сочетались в нем с теми раздумьями людей о мире и о себе, которые в будущем составят корпус философской мысли уже в более специальном, собственном смысле этого слова, о чем далее и пойдет речь.

В разные времена у разных народов вопрос, что такое философия, получал неодинаковые ответы. Это происходило по ряду причин. С развитием человеческой культуры, практики реально изменялся предмет философии, круг ее проблем.

Соответственно перестраивались и "образы" философии - представления о ней в умах философов. Особенно ощутимо изменялся облик философии, ее статус - связи с наукой, политикой, социальной практикой, духовной культурой - в переломные исторические эпохи. Да и в рамках одной эпохи рождались заметно отличавшиеся друг от друга варианты философского понимания мира и жизни, отражая особый опыт и судьбы стран, а также склад ума и характер мыслителей.

Вариативность решений, интеллектуальное "проигрывание" возможных ответов на одни и те же вопросы вообще станут важной чертой философской мысли.

Но при всех переменах и вариациях все же сохранялась связь уходящих в прошлое и новых форм мышления, единство того способа миропонимания, который характеризует именно философскую мысль в отличие от иных раздумий. Немецкий философ Гегель справедливо отметил: О чем же размышляли и продолжают размышлять те, кого называют философами?

Их внимание на протяжении веков привлекала природа. Об этом говорят сами названия многих философских трудов например: Лукреций "О природе вещей"; Дж. Бруно "О бесконечности, вселенной и мирах"; Д. Дидро "Мысли об истолковании природы"; П. Гольбах "Система природы"; Гегель "Философия природы"; А. Герцен "Письма об изучении природы" и. Именно природу сделали предметом изучения первые греческие мыслители, в чьих трудах философия предстала прежде всего в образе натурфилософии философии природы.

Причем особый интерес уже у них вызывали не частности. Каждое конкретное наблюдение они старались присоединить к пониманию волновавших их принципиальных вопросов. Прежде всего их занимало возникновение и строение мира - Земли, Солнца, звезд то есть космогонические и космологические вопросы. Ядром философии на ранних стадиях ее развития, да и позднее, было учение о первооснове всего сущего, из которой все возникает и в которую все возвращается. Считалось, что рациональное понимание того или иного явления по существу и означало сведение его к единой первооснове.

По поводу ее конкретного понимания взгляды философов расходились. Но в многообразии позиций сохранялась основная задача: Тем самым проблема первоосновы, первоначала смыкалась с другой важной проблемой: Поиск единства в многообразии мира выражал характерную для философской мысли задачу синтеза человеческого опыта, знаний о природе.

Эти функции сохранялись за философской мыслью в течение многих веков. Хотя на зрелых стадиях развития науки, особенно с появлением ее теоретических разделов, они существенно видоизменялись, философский интерес к природе не угас и, насколько можно судить, угаснуть не.

Постепенно в сферу философии вошли и стали постоянным предметом ее интереса вопросы общественной жизни людей, ее политического, правового устройства и др. Это также запечатлелось в названиях сочинений например: Гоббс "О гражданине", "Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского"; Дж. Локк "Два трактата о государственном правлении"; Ш. Монтескье "О духе законов"; Гегель "Философия права".

Подобно натурфилософии, предвестнице будущего естествознания, социально-философская мысль подготовила почву для конкретных знаний об обществе гражданская история, юриспруденция и.

Философы разрабатывали картину социальной жизни людей, теоретические принципы знания об обществе. Формирование в лоне этого знания специальных общественно-исторических дисциплин подобно рождению конкретных наук о природе будет происходить позже уже на базе философской проработки этой тематики. Наряду с изучением общества философы много думали о его наилучшем устройстве. Последующим векам, поколениям великие умы завещали найденные ими гуманистические идеалы разума, свободы, справедливости в качестве принципов общественной жизни людей.

Что же еще волновало философов? Предметом их раздумий неизменно выступал и сам человек, а потому в поле внимания включались ум, чувства, язык, мораль, познание, религия, искусство и все другие проявления человеческой природы.

В греческой мысли поворот от космоса к человеку совершил древнегреческий философ Сократ, сделавший проблему человека фокусом философии. Тем самым на первый план выдвигались темы познания и истины, справедливости, мужества и других нравственных добродетелей, смысла человеческого существования, жизни и смерти. Это был новый образ философии как жизнепонимания.

Проблематика, получившая свой импульс от Сократа, заняла очень важное место в философии. Это отразилось и в тематике философских сочинений например: Декарт "Правила для руководства ума", "Рассуждения о методе", "Трактат о страстях души"; Б. Спиноза "Трактат об усовершенствовании разума", "Этика"; Т. Гоббс "О человеке"; Дж. Локк "Опыт о человеческом разуме"; К. Гельвеций "Об уме", "О человеке"; А. Радищев "О человеке, его смертности и бессмертии"; Гегель "Философия религии", "Философия духа" и.

Человеческие проблемы имеют для философии принципиальное значение. И с тех пор как философия сложилась в самостоятельную область знания, культуры с особыми задачами, эти проблемы в ней постоянно присутствуют. Наибольшее внимание им уделяется в периоды больших исторических трансформаций общества, когда происходит глубинная переоценка ценностей.

Не случайно так велик интерес к проблеме человека, скажем, в эпоху Возрождения XIV-XVI векався культура которой прославляла человека и человеческие ценности: Итак, предметом философских размышлений и неразрывно связанных с ними на первых порах научных изысканий стали природный и общественный мир, а также человек в их сложном взаимодействии.

Но ведь это основные темы и всякого мировоззрения. В чем же сказалось своеобразие философии? Прежде всего в характере мышления. Философы создавали не сказания с фантастическими сюжетами, не проповеди, взывающие к вере, а главным образом трактаты, обращенные к знаниям, разуму людей.

Вместе с тем тесная связь ранних философских учений с мифологией, с одной стороны, и элементами рождающейся науки - с другой, затушевывала специфику философской мысли, не всегда позволяла ей проявиться отчетливо. Формирование философии как самостоятельной области знания, культуры со своими особыми задачами, не сводимыми ни к мифологическим, ни к научным, ни к религиозным, ни к каким бы то ни было иным задачам, продлится века. Соответственно растянется во времени и будет постепенно нарастать уяснение природы философии.

Первую попытку выделить философию как особую область теоретического знания предпринял древнегреческий философ Аристотель. С тех пор многие мыслители задумывались над вопросом "что такое философия?

К наиболее зрелым и глубоким толкованиям существа дела, достигнутым в истории философии, безусловно, принадлежит учение немецкого мыслителя Иммануила Канта. Опираясь прежде всего на его взгляды, мы и попытаемся дать представление об особой области знаний, мыслей, проблем, имя которой - философия. Философское мировоззрение Философия - теоретически осмысленное мировоззрение.

Слово "теоретически" употреблено здесь расширительно и подразумевает интеллектуальную логическую, концептуальную проработанность всего комплекса проблем мироосмысления.

Такое осмысление может проявляться не только в формулировках, но и в характере методе решения различных проблем. Философия - это система самых общих теоретических взглядов на мир, место в нем человека, уяснение различных форм отношения человека к миру. Если сравнить это определение с данным ранее определением мировоззрения, станет ясно, что они похожи.

И это не случайно: Вот почему, определяя философию, мы употребили такие понятия, как теоретическое мировоззрение, система взглядов. На фоне стихийно возникавших житейских и иных форм миропонимания философия предстала как специально разрабатываемое учение о мудрости.

Философская мысль избрала своим ориентиром не мифотворчество или наивную веру, не расхожие мнения или сверхъестественные объяснения, а свободное, критическое, основанное на принципах разума размышление о мире и человеческой жизни. Мир и человек В мировоззрении вообще, а в философской его форме в особенности, всегда присутствуют два противоположных угла зрения: Причем человек здесь выступает не как часть мира в ряду других вещей, а как бытие особого рода по определению Р.

Декарта, вещь мыслящая, страдающая и. От всего остального его отличает способность думать, познавать, любить и ненавидеть, радоваться и печалиться, надеяться, желать, быть счастливым или несчастным, испытывать чувство долга, укоры совести и.

Различные соотношения этих "миров" пронизывают всю философию.

Предмет философии

Возьмем, к примеру, характерные философские вопросы. Является ли сладость объективным свойством сахара или это лишь субъективное вкусовое ощущение человека? Принадлежит ли она предметам природы, искусным творениям мастеров или продиктована субъективным чувством прекрасного, человеческой способностью созидать, воспринимать красоту?

Нечто объективное, не зависящее от людей или же познавательное достижение человека? Или, например, вопрос о человеческой свободе. На первый взгляд он касается только человека, но вместе с тем он не может быть решен без учета реалий, неподвластных его воле, реалий, с которыми люди не могут не считаться. Наконец, обратимся к понятию общественного прогресса. Связан ли он только с объективными показателями развития экономики и другими или же включает и "субъективные", человеческие аспекты?

Все эти вопросы затрагивают одну общую проблему: И это общая черта философских размышлений. Не случайно тот же общий стержень можно выявить и в перечне вопросов, приведенных английским философом Бертраном Расселом: Подчинен ли дух материи, или он обладает независимыми способностями? Имеет ли вселенная какое-либо единство или цель?.

Действительно ли существуют законы природы, или мы просто верим в них благодаря лишь присущей нам склонности к порядку? Является ли человек тем, чем он кажется астроному, - крошечным комочком смеси углерода и воды, бессильно копошащимся на маленькой и второстепенной планете? Или же человек является тем, чем он представлялся Гамлету? А может быть, он является и тем и другим одновременно? Существуют ли возвышенный и низменный образы жизни, или же все образы жизни являются только тщетой?

Если же существует образ жизни, который является возвышенным, то в чем он состоит и как мы можем его достичь? Нужно ли добру быть вечным, чтобы заслуживать высокой оценки, или же к добру нужно стремиться, даже если вселенная неотвратимо движется к гибели?

Исследовать эти вопросы, если не отвечать на них, - дело философии" [1 Рассел Б. Философское мировоззрение как бы биполярно: Для философской мысли существенно не раздельное рассмотрение этих полюсов, а постоянное их соотнесение. В отличие от других форм мировоззрения в философском миропонимании такая полярность теоретически заострена, выступает наиболее рельефно, составляет основу всех размышлений.

Различные проблемы философского мировоззрения, размещаясь в "силовом поле" между этими полюсами, "заряжены", направлены на понимание форм их взаимодействия, на осмысление отношений человека к миру. Это подводит нас к выводу, что большая многоплановая проблема "мир - человек" у нее много обличий: Вот почему ее можно в определенном смысле назвать основным вопросом философии. Основной вопрос философии Уже давно было подмечено, что философская мысль тесно связана с тем или иным соотнесением духа и природы, мысли и действительности.

И в самом деле, внимание философов постоянно приковано к многообразным отношениям человека как существа, наделенного сознанием, к объективному, реальному миру, связано с уяснением принципов практических, познавательно-теоретических, художественных и других способов освоения мира. В зависимости от того, как философы понимали данное соотношение, что принимали за исходное, определяющее, сложились два противоположных направления мысли. Объяснение мира, исходя из духа, сознания, идей, получило название идеализма.

В ряде моментов он перекликается с религией. Философы же, бравшие за основу природу, материю, объективную реальность, существующую независимо от человеческого сознания, примыкали к различным школам материализма, во многом родственного по своим установкам науке, жизненной практике, здравому смыслу.

Существование этих противоположных направлений - факт истории философской мысли. Однако изучающим философию, а порой и тем, кто профессионально работает в данной области, бывает нелегко понять, почему и в каком именно смысле вопрос о соотношении материального и духовного является для философии основным и так ли это на самом деле.

Философия существует более двух с половиной тысяч лет, и нередко бывало так, что в течение долгого времени этот вопрос четко не ставился, не обсуждался философами. Полярность "материальное - духовное" то выступала отчетливо, то отступала в тень. Ее "стержневая" роль для философии была осознана не сразу, для этого потребовались долгие века.

В частности, она отчетливо выявилась и заняла принципиальное место в период формирования собственно философской мысли XVII-XVIII векаее активного отмежевания от религии, с одной стороны, и от конкретных наук - с.

Но и после этого философы далеко не всегда характеризовали соотношение бытия и сознания в качестве основополагающего. Не секрет, что большинство философов не считало в прошлом и не считает сейчас своим важнейшим делом решение именно данного вопроса. На первый план в различных учениях выносились проблемы путей достижения истинного знания, природы нравственного долга, свободы, человеческого счастья, практики и др.

Гельвеций важнейшим делом, великим призванием философии считал решение вопроса о путях достижения людьми счастья. По убеждению нашего соотечественника Д. Писарева XIX векглавное дело философии - решать всегда насущный "вопрос о голодных и раздетых людях; вне этого вопроса нет решительно ничего, о чем стоило бы заботиться, размышлять, хлопотать" [Писарев Д. Французский философ XX столетия Альбер Камю считает самой животрепещущей проблему смысла человеческой жизни.

Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии. Все остальное - имеет ли мир три измерения, руководствуется ли разум девятью или двенадцатью категориями - второстепенно" [Камю А. Но может ли рассматриваться в качестве основного вопрос, который вообще не формулируется большинством философов?

Может быть, он вводится post factum задним числом в целях классификации философских позиций и направлений? Одним словом, особое место в философии вопроса об отношении духовного и материального не очевидно, его нужно пояснить, теоретически обосновать. По крайней мере ясно одно: Он носит иной характер. Может быть, это вообще не столько вопрос, сколько смысловая направленность философской мысли.

Важно понять, что полярность "материальное - духовное", "объективное - субъективное" составляет некий "нерв" любого конкретного философского вопроса или размышления, независимо от того, отдают ли себе в этом отчет те, кто философствуют. Притом эта полярность далеко не всегда выливается в вопрос, а с переводом в такую форму разрастается в множество взаимосвязанных между собой вопросов.

Противостояние и вместе с тем сложное взаимодействие бытия и сознания, материального и духовного вырастает из всей человеческой практики, культуры, пронизывает. Вот почему эти понятия, значимые лишь в паре, в их полярной соотнесенности, охватывают все поле мировоззрения, составляют его предельно общую универсальную основу. В самом деле, наиболее общими предпосылками человеческого существования служат наличие мира прежде всего природыс одной стороны, и людей - с.

Все же остальное оказывается производным, осмысливается как результат практического и духовного освоения людьми первичных природных и вторичных общественных форм бытия и взаимодействия людей между собой на этой основе.

Из многообразия отношений "мир - человек" можно выделить три основных: В свое время И. Кант сформулировал три вопроса, имеющие, по его убеждению, принципиальное значение для философии в самом высоком "всемирно-гражданском" ее смысле: Что я могу знать?

Что я должен делать? На что я могу надеяться? Обратимся прежде всего к первому из. Философское познание Первый вопрос, с которого начиналось философское познание и который заявляет о себе вновь и вновь, - это вопрос: По сути он равнозначен вопросу: Философия - не единственная область знания, призванная ответить на этот вопрос.

В его решение на протяжении веков включались все новые области научных знаний и практики. Формирование философии, наряду с возникновением математики, знаменовало рождение в древнегреческой культуре совершенно нового явления - первых зрелых форм теоретической мысли. Некоторые другие области знаний достигли теоретической зрелости значительно позже, притом в разное время, и этот процесс продолжается поныне. Отсутствие на протяжении веков научно-теоретических знаний о многих явлениях действительности, резкие различия в уровне развития наук, постоянное существование разделов науки, не имеющих сколько-нибудь зрелых теорий, - все это создавало потребность в познавательных усилиях философских умов.

При этом на долю философии выпали особые познавательные задачи. В разные периоды истории они принимали различный вид, но все же сохранялись и некоторые устойчивые их черты. В отличие от других видов теоретического познания в математике, естествознании философия выступает как универсальное теоретическое познание. Согласно Аристотелю, специальные науки заняты изучением конкретных видов бытия, философия же берет на себя постижение самых общих принципов, начал всего сущего.

Кант усматривал основную задачу философского познания в синтезе разнообразных человеческих знаний, в создании их всеохватывающей системы. Отсюда важнейшим делом философии он считал две вещи: Лишь философия способна, по его убеждению, придать "всем другим наукам систематическое единство" [Кант И.

Правда, это не конкретное задание, с которым нужно справиться в обозримое время, а идеальный ориентир познавательных притязаний философа: Философской мысли присуще рассмотрение мира не только в малом "радиусе", ближнем "горизонте", но и во все более широком охвате с выходом в неведомые, недосягаемые для человеческого опыта области пространства и времени.

Свойственная людям любознательность перерастает здесь в интеллектуальную потребность беспредельного расширения и углубления знаний о мире. Такая склонность присуща в той или иной степени каждому человеку. Наращивая знания вширь и вглубь, человеческий интеллект постигает мир в таких его срезах, которые не даны или даже не могут быть даны ни в каком опыте. По сути, речь идет о способности интеллекта к сверхопытному знанию.

Опыт не дает такого знания, а философская мысль, формируя общее миропонимание, обязана как-то справиться с этой сложнейшей задачей, по крайней мере постоянно прилагать к этому свои усилия. В познании мира философы разных эпох обращались к решению таких задач, которые либо временно, либо в принципе, навсегда, оказывались вне компетенции и поля внимания конкретных наук. Вспомним кантовский вопрос "Что я могу знать? Его можно было бы развернуть в целое "дерево" производных вопросов: Притом в них - то завуалированно, то явно - неизменно присутствует отличающее философию соотношение "мир - человек".

В решении вопроса о познаваемости мира существуют позиции-антиподы: Прямолинейно ответить на вопросы, связанные с проблемой познаваемости мира, трудно - такова уж природа философии.

Высоко ценя науку и силу философского разума, он все же пришел к выводу о существовании границы познания. Рациональный смысл в этом часто критикуемом выводе не всегда осознается. Но сегодня он приобретает особую актуальность.

Позиция Канта, по сути, была мудрым предостережением: Предостережение Канта об опасности настроений всезнайства становится особенно понятным в современных условиях. Кроме того, Кант имел в виду и принципиальную неполноту, ограниченность сугубо познавательного освоения мира, о чем тоже все чаще приходится думать. Познание и нравственность Смысл философствования не исчерпывается лишь познавательными задачами.

Великие мыслители пронесли это убеждение античности через все последующие века. Ярким его выразителем опять-таки явился Кант. Без знаний, пояснял он, нельзя стать философом, но этого нельзя достичь и с помощью одних лишь знаний [Кант И. Высоко ценя усилия теоретического разума, он без колебаний вынес на первый план практический разум - то, чему в конечном счете служит философия.

Мыслитель подчеркивал активный, практический характер мировоззрения: Однако Кант в согласии с древнегреческими философами вовсе не считал уместным доверять миропонимание, жизнепонимание стихии повседневного опыта, здравого человеческого рассудка, непросвещенного, наивного человеческого сознания. Философия в самом высоком ее значении воплощает в себе, по Канту, идею совершенной мудрости.

Эту идею Кант характеризовал как всемирно-гражданскую, мировую или даже космическую, имея в виду не реальные учения философов, а программу, к которой должна стремиться философская мысль. В идеале она призвана указывать высшие цели человеческого разума, связанные с важнейшими ценностными ориентациями людей, прежде всего - с нравственными ценностями.

В обосновании высших нравственных ценностей усматривается суть философствования. Любые цели, всякие знания, их применение философия призвана, по убеждению Канта, согласовывать с высшими нравственными целями человеческого разума. Без этого стержня все стремления, достижения людей обесцениваются, теряют смысл.

В чем же видится высшая цель, главный смысл философских исканий? Вспомним о трех кантовских вопросах, отразивших основные способы человеческого отношения к миру. Продолжая дальше свои размышления о предназначении философии, немецкий мыслитель пришел к выводу, что, в сущности, все три вопроса можно было бы свести к четвертому: По существу это и есть сжатое определение смысла и значения философского мировоззрения.

Итак, самой высокой ценностью и высшей целью Кант провозгласил человека, человеческое счастье благо, блаженство и вместе с тем достоинство, высокий нравственный долг. Извечные надежды на счастье философ поставил в тесную связь с моральным правом на это, с тем, насколько человек сделал себя достойным счастья, заслужил его своим поведением.

Понятие высших целей человеческого разума сфокусировано у Канта на человеке, нравственных идеалах, проникнуто гуманизмом. Вместе с тем в нем заключены строгие нравственные требования к человеку, выраженные в формулах высшего морального закона и его следствиях. По убеждению Канта, ориентация на человека и высшие нравственные ценности сообщает философии достоинство и внутреннюю ценность, а также придает ценность всем другим знаниям.

Эти мысли глубоки, серьезны и во многом имеют непреходящее значение. Понимание сути философии в учении И. Канта убеждает в том, что начатый еще в античности поиск мудрости, неразрывной связи человеческого разума и нравственности вспомним Сократа не угас. Но размышления о задачах философии на этом не завершились. Более того, время показало, что они вообще не могут быть полностью исчерпаны. А как же сориентироваться в многообразии взглядов, позиций?

Как научиться отличать истинные от ложных? Попытки оценивать философские учения подобной мерой предпринимались в истории философии не. Попробуем же и мы обдумать вопрос о познавательной ценности философского мировоззрения и в этой связи об отношении философии к науке. Проблема научности философского мировоззрения Спор о познавательной ценности философии Европейская традиция, восходящая к античности, высоко ценившая единство разума и нравственности, вместе с тем прочно связывала философию с наукой.

Еще греческие мыслители придавали большое значение подлинному знанию, компетентности в отличие от менее надежного, а то и просто легковесного мнения. Такое разграничение имеет принципиальный характер для многих форм человеческой деятельности. Значимо ли оно и для философских обобщений, обоснований, прогнозов?

Вправе ли философия притязать на статус истины, или же такие притязания беспочвенны? Вспомним, что истинное знание, наука, как и философия, родилось в Древней Греции математика, раннее научно-техническое знание, начала научной астрономии. Временем бурного развития естествознания, появления все новых наук о природе и обществе стала затем эпоха раннего капитализма XVI-XVIII векакак и античность, отмеченная глубокой трансформацией и расцветом культуры.

В XVII веке статус зрелой научно-теоретической области получила механика, составившая затем базу всей классической физики. Дальнейшее развитие наук пошло нарастающими темпами. Наука стала важнейшим фактором научно-технического прогресса, цивилизации. Ее социальный престиж высок и в современном мире. А что можно в этом отношении сказать о философии? Сопоставление познавательных возможностей философии и конкретных наук, выяснение места философии в системе человеческих знаний имеет в европейской культуре давние традиции.

Философия и наука выросли здесь из одного корня, затем отделились друг от друга, приобрели самостоятельность, но не обособились. Обращение к истории познания позволяет установить их связь, взаимовлияние, конечно, тоже подверженное историческим изменениям. В соотношении философии и специального научного знания условно различают три основных исторических периода: Наряду со всевозможными конкретными наблюдениями, выводами практики, начатками наук оно охватывало и обобщенные размышления людей о мире и о себе, которым в будущем предстояло развиться в философию уже в специальном смысле этого слова.

Первичное знание заключало в себе одновременно пранауку и пра-философию. По мере развития той и другой в процессе формирования собственно науки и философии постепенно уточнялась их специфика, четче определялось родство и различие познавательных функций; специализация знаний, формирование все новых конкретных наук, их отделение от совокупного знания так называемой "философии".

Одновременно шло развитие философии как особой области знания, ее размежевание с конкретными науками. Новые разделы знания возникают и в наше время и будут, надо думать, формироваться также в последующие периоды истории. Причем рождение каждой новой дисциплины в какой-то мере повторяет черты исторического перехода от донаучного, протонаучного, первично-философского изучения предмета к конкретно-научному; формирование теоретических разделов ряда наук; их нарастающая интеграция, синтез.

В рамках первых двух периодов конкретно-научное знание, за исключением сравнительно небольшой его части, носило опытный, описательный характер. Кропотливо накапливался материал для последующих обобщений, но при этом ощущался "дефицит" теоретической мысли, умения видеть связи различных явлений, их единство, общие закономерности, тенденции развития.

Такого рода задачи в значительной мере падали на долю философов, которые должны были умозрительно, нередко наугад "выстраивать" общую картину природы натурфилософияобщества философия истории и даже "мира в целом". Дело это, понятно, не простое, потому неудивительно, что гениальные догадки причудливо сочетались с фантазией, вымыслом.

При всем том философская мысль выполняла важную миссию формирования и развития общего миропонимания. Это время, когда многие теоретические задачи, до сих пор решавшиеся в умозрительной философской форме, наука уверенно взяла на. А попытки философов решать эти задачи прежними способами оказываются все более наивными, безуспешными.

Все яснее сознается, что универсальную теоретическую картину мира философия должна строить не чисто умозрительно, не вместо науки, а вместе с ней, на основе обобщения конкретно-научных знаний и иных форм опыта.

Первую попытку обрисовать круг задач философии перед лицом уже возникших и вновь формирующихся конкретных наук в свое время предпринял Аристотель. В отличие от частных наук, каждая из которых занята исследованием своей области явлений, он определил философию в собственном смысле слова "первую философию" как учение о первопричинах, первопринципах, самых общих началах бытия.

Ее теоретическая мощь представлялась ему несоизмеримой с возможностями частных наук. Философия вызывала восхищение Аристотеля, знавшего толк и в специальных науках. Он называл эту область знания "госпожой наук", считая, что другие науки, как рабыни, не могут сказать ей и слова. В размышлениях Аристотеля отражено характерное для его эпохи резкое отставание многих специальных дисциплин от философской мысли по уровню теоретической зрелости. Такая ситуация сохранялась в течение многих веков. Аристотелевский подход надолго утвердился в сознании философов.

Фрейзером концепции имеются определенные трудности. Например, он отмечает, что не знает, куда отнести виртуальные и короткоживущие объекты [там же. Многие данные относительно различных свойств времени, имеющиеся в физико-математическом естествознании, в сжатом виде представлены в специальной теории, получившей название "хронодинамики ". Что касается области гуманитарных наук, то, насколько нам известно, здесь темпоральный аспект социальных процессов не выделен в отдельную область знаний, и открытым остается даже вопрос о самой необходимости такой интегративной синтетической работы.

Является ли применение этого термина законным? Одним из признаков научности термина является наличие связей между данным термином и другими категориями, используемыми в соответствующих областях знания.

На наш взгляд, во многих конкретных науках имеются категории, использование которых обогащает наши представления о времени. Сюда относятся понятия пространство, метрика, скорость, событие, интервал пространства-времени, одновременность, порядок, обратимость, необратимость, вектор, синхрония, диахрония два последних понятия введены специалистами в области лингвистики и. Таким образом, если исследователь привлекает в своих работах, посвященных изучению свойств времени, соответствующий категориальный аппарат, то можно говорить о том, что он работает в области темпоралистики.

Есть и такие области знания, в которых, с одной стороны, факторы времени играют исключительную роль история, экономика и. Это означает, что к анализу временных аспектов исторических или экономических процессов могут быть привлечены средства математики и естествознания.

Философия также обладает мощным категориальным аппаратом для описания и анализа временной реальности. Рассмотрению результатов этого анализа будут посвящены многие страницы книги. Вначале же проанализируем некоторые современные исторические исследования с точки зрения наличия в них темпоральной проблематики. В этих исследованиях прежде всего указывается на необходимость нахождения оснований для построения "теоретической" истории [64.

Для более подробного рассмотрения данного вопроса несколько слов скажем о специфике самой исторической науки. В большинстве наук, прежде всего в естествознании, изучаемый объект расположен во внешнем по отношению к исследователю пространстве, поэтому последний может как бы "дистанцироваться" от этого объекта.

В исторической науке событие дается всегда вместе с его оценкой как со стороны участника или очевидцатак и со стороны самого историка. Эта специфика любого исторического исследования представляет определенные трудности для анализа, так как аналитику приходится помнить, что любая оценка события даже со стороны непредубежденного очевидца является субъективной.

Но в этой ситуации есть и положительный момент. В то время как, например, математику необходимо приложить особые усилия для "погружения" в "сухой" мир абстрактных сущностей. Известно, что в таком теоретическом мире нельзя жить. Так что теоретический мир историка, несомненно, имеет свои особенности.

Получается, что история представляет собой как бы колоссальный гипертекст. Это понятие было введено в употребление в году программистом, математиком и философом Теодором Нельсоном и обозначает документ, составленный из относительно небольших фрагментов текста, причем таким образом, что эти фрагменты можно читать не в одном, раз и навсегда определенном например, по номерам страниц, как в обычном книге порядке, а разными путями — в зависимости от интересов читателя, — причем эти пути вполне равноценны.

И подобно тому, как обычный текст воспринимается всегда субъективно, через призму внутреннего мира читателя, так и исторические события всегда "окрашены", определяются тем "настроением", в котором находится участник или очевидец. Поэтому одна из задач теоретической истории, по всей вероятности, должна заключаться в том, чтобы научиться создавать модели, основанные как на знании самих событий, так и на знании их интерпретаций.

Возможно, что в создание таких моделей со временем внесет свой вклад. Особую остроту в работах некоторых современных историков приобрел вопрос о том, иллюзорно или реально время. Что собой представляет процесс изучения событий, которые имели место в прошлом, но которых уже нет сейчас? Поскольку прошлого нет, а есть только настоящее, то историки, следовательно, изучают события как исчезнувшие объекты.

Получается парадокс [. Но не только историческая наука сталкивается с необходимостью изучения того, чего нет сейчас, в настоящем, но что является как бы продолжением событий, имевших место в прошлом. Разными науками изучаются, например, такие процессы, как происхождение Вселенной, человека, его сознания и. Даже в такой науке как криминалистика, когда следователи в ряде случаев могут идти по "горячим следам", все равно приходится изучать, как правило, "исчезнувшие события".

Генезис — это всегда погружение в прошлое, поиск в нем причин и оснований для настоящего. Но как нам представляется, для разрешения сформулированного выше парадокса целесообразно, прежде всего, использовать системный подход. Системный подход или метод в свою очередь должны основываться на той или иной общей теории систем к сожалению, в действительности это происходит еще далеко не.

Среди общих теорий систем мы остановимся на. Общая параметрическая теория систем ПТС разработана А. В настоящее время эта теория продолжает активно развиваться, вокруг нее возникла целая школа. ПТС нашла своё применение во многих областях знаний, в том числе в ряде разделов философии. Последнее обстоятельство является для нас принципиальным. Основные положения этой теории состоят в следующем. Рассматриваемая концепция системологии делит реальность на системы и не-системы лишь интенсионально.

Всё, что изначально воспринимается как нечто бессистемное, начинает рассматриваться как система, когда оказываются выявленными отношения, удовлетворяющие определённому свойству, или свойства, находящиеся в определённом отношении. Вещи, свойства и отношения образуют базисную триаду категорий, каждая из которых представляет собой особый частный случай противоположности категорий []. С помощью категорий "вещь", "свойство" и "отношение" можно обобщить предлагавшиеся различными авторами определения понятия системы в виде двух двойственных друг другу определений этого понятия.

Вопрос о том, что представляют собой двойственные друг другу определения системы, раскрывается в работе А. Автор пишет, что в результате реляционного обобщения, при котором выявлялась инвариантная структура разных определений и применения формального аппарата, было получено два словесных определения, смысл которых сводится к следующему. Системой является произвольная вещь, когда какие-то ее отношения удовлетворяют определенному свойству.

Данное определение называется атрибутивным. Система — это произвольная вещь, какие-либо свойства которой удовлетворяют определенному отношению. Это определение именуют реляционным [там же. Представление системы двумя двойственными способами даёт две разные системы, дополняющие друг друга.

Оба определения системы задают порядок представления вещи как системы по единой схеме: Концепт — это определённое свойство или определённое отношение, с которого начинается системное представление. Чаще всего оно не фиксируется явно, а рассматривается как что-то само собой разумеющееся и известное еще до формирования системного представления.

Структурой обычно называют системообразующие отношения или свойства. В системе могут быть обнаружены и другие отношения свойствакоторые могут как-то влиять на характеристики системы. Это — структура в широком смысле слова. Именно на структуру, главным образом, и направлено внимание исследователя. Тем не менее, системный подход отличается от структурализма. Но в принципе, структуру можно абстрагировать от той системы, в которой она установлена так, например, делается в алгебре.

Субстрат системы — эта та вещь, на которой реализуется структура. Понятие "субстрат" не совпадает с понятием "элементы". Из элементов, например, не состоят системы, структурой которых выступают рефлексивные отношения.

Понятие элемент оправдано для расчленённых систем. Таким образом, в параметрической теории систем даётся общая схема системы. Системным представлением называется процедура как и её результат превращения любого объекта в субстрат для некоторой структуры, соответствующей заранее выбранному концепту. Параметрическая ОТС рассматривает отдельные системные свойства. Эти свойства не связаны только с философскими категориями, они характеризуются тем, что их не бессмысленно приписывать какой угодно вещи.

Значительную роль играют представления о системных параметрах. Системный параметр — это такой признак, который может служить основанием деления объёма понятия "система" на классы в соответствии с обычными в логике правилами: Знание системного параметра указывает на тот класс, к которому может быть отнесена вещь, если она рассматривается как система [см.: Различным классам систем сопоставляются свои значения системных параметров, между которыми имеют место корреляционные связи — общесистемные закономерности.

На основе таких закономерностей строится параметрическая общая теория систем. Логико-математическим аппаратом параметрической общей теории систем является язык тернарного описания ЯТО. ЯТО представляет собой формализацию определенного истолкования категорий "вещь", "свойство" и "отношение", а также понятий "определенное", "неопределенное" и "произвольное". С помощью формализма ЯТО возможен дедуктивный вывод одних значений системных параметров из других.

Язык тернарного описания и параметрическая общая теория систем находят широкую сферу применения в экономике, экологии, горной геомеханике и. На базе ЯТО предлагается нетривиальное построение системы философских категорий []. С помощью ЯТО дается формальное выражение процедур понимания и объяснения []. Язык тернарного описания — это логический язык особого рода, позволяющий описывать свойства систем на качественном уровне. Подход с позиций параметрической общей теории систем дает возможность шире и разностороннее осмыслить суть проблематики, в частности, исторической науки и используемого этой наукой исторического метода.

У историков в центре внимания находится понятие "событие". Но внимания достойны и отношения между событиями. Поскольку события исчезают, то оправданными являются поиски инвариантов в поле отношений между событиями. Для того чтобы дальнейшее изложение сделать более ясным, обратимся к примерам. Выше было отмечено, что в параметрической теории систем характеристики системы даются на основании ее свойств.

Свойства эти могут быть самыми различными. Выделим класс стационарных систем. Стационарными называются системы, в которых могут заменяться составляющие их элементы, но сами системы при этом не разрушаются [.

Стационарной системой является, например, жилой дом, хотя состав жильцов может меняться. Стационарной системой является также транспорт с потоком пассажиров, магазин — с потоком покупателей и. В этих примерах мы видим, что понятие таких систем, как жилой дом, транспорт и магазин, органически связано с представлениями о функциях, которые выполняют эти системы.

Если применить системный подход к характеристике феномена времени, то мы должны констатировать тот факт, что время — это стационарная система. Все моменты настоящего, все "теперь" непрерывно заменяются одно другим, "бегут", "текут", "исчезают".

Неизменной же остается только функция, — функция самой замены одних событий другими. Такую систему можно отнести и к классу ресурсных систем. В некоторых исследованиях поэтому используется понятие "ресурсное время" [8.

Перенесение внимания от изменяющихся элементов субстрата на инвариантность отношений между элементами системы и на инвариантность функций системы предполагает соответствующую ломку в самой логике исследования. Аналитик должен четко представлять, что для изучения стационарной системы нельзя использовать элементаристский подход.

Понимание ограниченности элементаристского подхода — это сравнительно новое завоевание в методологии. В культуре Древней Греции только намечались подходы к системному представлению феномена времени, но они не получили своего развития. Известно, что милетцы обращали внимание на универсальный динамизм вещей, а Гераклит глубоко раскрыл эту тему.

Хорошо известный фрагмент Гераклита: Однако модель стационарной системы все же не была прорисована в культуре Древней Греции достаточно четко и определенно. Если мы сошлемся на то, что имела место недооценка роли категории "отношение", то это будет не совсем. Аристотель, например, включал категорию "отношение" в число наиболее значимых категорий. Но все же с категорией "отношение" дело обстоит довольно сложно.

Введение. "Что такое философия"

Вначале, очевидно, должна была созреть идея "реальности" самих отношений, а потом уже идея о том, что определенный вид отношений для стационарных систем — это функциональные зависимости могут представлять собой системные параметры, которые были бы гарантом стабильности системы даже при условии непрерывной замены ее элементов. Идея о том, что в качестве исходного "материала" для построения системы могут быть взяты не сами по себе элементы, а те отношения, которые существуют между элементами системы, говоря другими словами — идеи реляционного синтеза, — это, как мы уже отмечали, довольно поздний продукт культуры.

Для возникновения этих идей должны были иметь место свои особые предпосылки []. Вместе с тем, для построения системы далеко не любые отношения целесообразно брать как исходные. Отношения должны быть фундаментальными, значимыми.

§ I. Несравнимость философии

В качестве примера рассмотрим концепцию, выдвинутую американским историком М. Капланом в работе "Система и процесс в международной политике" [66]. Каплан пишет, что историю можно рассматривать как процесс, в котором почти все основные моменты определены волей сильнейших держав мира. Сильнейшие державы действуют в известной степени согласованно. Если какая-то из стран содружества перестает следовать установленным правилам, то она неизбежно исключается из этого содружества.

Рассмотрим описанную ситуацию подробнее и зададимся вопросом о том, меняются ли на протяжении истории сами правила игры? Очевидно, что так или иначе, быстро или медленно, но они все же меняются. Если какая-то из стран "нарушает" сложившиеся правила игры, то это может означать лишь то, что она противопоставляет этим правилам какие-то другие правила.

Игры без правил просто не существует. Для стран содружества всегда имеются два варианта. В работе же М. Каплана рассмотрен только один из них, а именно тот, при котором страна, нарушающая данные правила игры исключается из содружества. Но возможен и другой вариант, когда в "нарушениях" находят ценные новации, новые подходы к имеющимся правилам игры и всё содружество или его большинство согласны внести изменения в существующие правила и сохранить страну, выступившую как инициатор этих изменений, в числе "великих держав".

Аналогия между исторических процессом и "игрой", несомненно, представляет собой ценность в методологическом плане. Можно несколько расширить эту аналогию. Понятие "игры" интересно в том смысле, что ее "правила" органически связаны с функциями игроков.

Поскольку могут меняться, "эволюционировать" и сами правила игры, то внимание привлекается к анализу отношений между отношениями. Происходит как бы "конкурс" игр, за счет сравнения между собой правил, на которых основываются данные игры. Для более подробного осмысления темы "время в истории" рассмотрим феномен времени в аспекте ряда других функций, которые выполняет данная категория. Именно историки обратили внимание на такую функцию времени как "отражение внешних событий" и уже в далеком прошлом была создана хронология как "хранилище", своеобразная социальная память о событиях.

Но время в функции отражения требует специального рассмотрения. В современной культуре все больше внимания привлекается к анализу тех аспектов философских категорий, в которых выявляется их служебная, оперативная, инструментальная сущность. Выступая именно в роли познавательных средств, философские категории наиболее полно выявляют свои роль и значение для решения более конкретных научных проблем.

Исследование феномена времени с точки зрения его роли в познании бытия целесообразно, как нам кажется, осуществлять исходя из рассмотрения функций этого феномена, которых, как мы уже отмечали, у него достаточно.

Некоторые авторы утверждают, что время можно назвать условием "хранения информации". Эти слова, несомненно, указывают на то обстоятельство, что время является базовой, исходной характеристикой экономических процессов. В суждении акцент делается также на том обстоятельстве, что время — это стационарная ресурсная система.

Но у феномена времени есть и ряд других функций. Среди различных функций времени особо следует выделить функцию отражения. Изучение этой функции сопряжено со многими "ловушками". Одна из причин трудностей в изучении функции отражения связана с тем, что время выполняет не только функцию отражения зависимостей, происходящих во внешнем мире, но и функцию упорядочения мыслей и чувств, возникающих в мире внутреннем.

Обе эти формы или специфические виды отражения, органически связаны друг с другом. Глубина постижения внешнего мира человека определенным образом зависит от глубины осмысления своей собственной сущности или, точнее, от глубины понимания своей собственной "причастности" этому внешнему миру, своей "со-бытийности".

Отметим, что именно эта отражательная, "зеркальная" функция времени представляет собой своеобразный стержень, вокруг которого группируются мысли по этой проблеме у одного из крупнейших философов XX века М. Тогда как подлинная сущность времени может быть постигнута в результате анализа сложнейших отношений между присутствием человека в мире и пониманием сути его бытия. При удержании этой взаимосвязи должно быть показано, что то, из чего присутствие вообще неявно понимает и толкует нечто подобное бытию, есть ВРЕМЯ.

В целости этой задачи лежит вместе требование отграничить добытое так понятие времени от расхожего понимания времени, эксплицированного в толковании времени как оно сложилось в традиционной концепции времени, которая сохраняется от Аристотеля до Бергсона и далее.

При этом надлежит прояснить, что — и как — эта концепция времени и расхожая понятость вообще возникают из временности" [. Следовательно, с представлениями о времени необходимо соотносить образ или механизм "двойного отражения" или "параллельного постижения" и самого бытия, и того отражения, которое дается этому бытию субъектом — это "двойное" отражение представляет собой загадку и источник многих недоразумений.

Получается нечто отдаленно напоминающее поведение человека в комнате с зеркальными стенами. На что человек должен реагировать? На собственные движения или на отражение этих движений в зеркалах? Известно, что многие артисты репетируют перед зеркалом. Некоторую "поддержку" при рассмотрении отражательной функции феномена времени может оказать анализ такого понятия как "самореферентность".

Рассмотрение содержания этого понятия начнем с примеров. Бывают такие ситуации, когда имеет место совпадение того объекта, который отражается нами, и тех средств, с помощью которых это отражение осуществляется.

Например, мы хотим раскрыть содержание такого понятия как "слово". Если мы используем соответствующие слова для характеристики понятия "слово", то получается, что с помощью слов мы характеризуем, раскрываем содержание самого понятия "слово". Слово в одном смысле является объектом изучения, а в другом — средством, с помощью которого отражается суть этого изучаемого объекта.

Представим себе, что перед нами стоит задача осмыслить механизмы нашего мыслительного процесса, тогда мы станем мыслить о том, как мы мыслим.

Снова происходит как бы сближение сути и содержания самого отражаемого объекта и тех средств, с помощью которых это отражение происходит. Таких примеров можно приводить множество. Время относится к числу объектов, которые, с одной стороны, могут быть предметом отражения, исследования, а с другой — сами могут быть средством отражения, активно участвовать в отражательном процессе.

Свойство самореферентности достойно быть предметом специального исследования.